Объявления

Уважаемые гости, мы продолжаем совершенствовать этот сайт. Свои замечания и предложения по его работе оставляйте здесь.

В Железногорске начался суд над матерью, обвиняемой в гибели сына

12 апреля состоялось первое судебное заседание по делу Ирины Д., обвиняемой в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью в отношении малолетних. Женщину обвиняют по частям 2 и 4 статьи 111 УК РФ. В одном случае деяния обвиняемой расцениваются, как повлекшие за собой смерть. Наказание за эти преступления предусматривается лишением свободы сроком от 5 до 15 лет.Ранее судимая молодая женщина в период условно-досрочного освобождения приехала жить к матери гражданского мужа с двойняшками, не достигшими годовалого возраста. В октябре ребятишки — девочка Настя и мальчик Никита - отпраздновали первый день рождения. 11 ноября малышей одного за другим доставили в МСЧ Железногорска с тяжелыми травмами. Для Никиты они оказались несовместимыми с жизнью - ребенок умер. Настя находится под опекой в семье родного дяди. Девочка проходит курс лечения и состоит на учете у невропатолога.
Обвинительные материалы по делу озвучил межрайонный прокурор Андрей Агапов. По результатам экспертизы детям обвиняемой 11 ноября в период с 14.00 до 18.00 были нанесены удары твердым тупым предметом. Никита получил около 8 ударов, не менее 5 из них в область головы. Причина смерти мальчика - перелом костей черепа длиной около 18 сантиметров и множественные кровоизлияния. Кроме этого, Ирине Д. предъявлено обвинение: «Ввиду личной неприязни к своей малолетней дочери причинила вред ее здоровью — ушиб головного мозга средней степени».
Обвиняемая отрицает то, что избила дочь. На допросе у следователя она рассказала, что 11 ноября, когда свекровь уехала по делам в город, она нашла в доме пол-литровую банку самогона. Выпила 200 грамм, потом еще рюмку во время приготовления пищи. Затем увидела, что сын вытащил из холодильника продукты. В приступе бешенства одной рукой взяла ребенка за руку и ударила его в область поясницы. По словам Ирины Д., от этого удара Никита ушибся головой о корпус холодильника. «В тот момент я не осознавала, что делала. Дочь я не избивала, она упала с дивана».
Суд выслушал показания свидетелей. Потерпевшую сторону представила опекунша Насти. Она рассказала, что мало знает обвиняемую, чтобы дать ей объективную характеристику. Однако признала, что Ирина – человек эмоциональный . «У меня было впечатление, что Ирина совсем не знала своих детей. Возможно, в местах лишения свободы, где она их родила, у них не было времени общаться. Ирина хваталась за любую работу по домашнему хозяйству вместо того, чтобы заниматься с детьми», - рассказала женщина. От нее сидевшая на скамье подсудимых мать узнала, что ее дочка растет и развивается нормально. Девочка начала ходить, говорить первые слова. Но никто из медиков не дает гарантий, что в будущем травмы не скажутся на ее здоровье. «Настя беспокойная, ночью просыпается и плачет каждые полчаса. Возможно, причина этому - головные боли».
Из родственников девочки в суде присутствовала ее бабушка и тетя. Показания женщин мало чем отличались. В доме свекрови Ирину приняли по-доброму. У детей было все необходимое. Ирина тяготилась воспитанием детей. Не работала, пропадала из дома, приходила в нетрезвом состоянии, два раза ее приходилось разыскивать. На вопрос судьи, проявляла ли обвиняемая агрессию и жестокость по отношению к детям, ответ был отрицательным. «Я видела, что она могла их шлепнуть. На мои замечания говорила, что через памперс ребенок ничего не почувствует. Может быть, Ирина при мне не допускала более грубых действий, не знаю», - рассказала суду бабушка малышки.
Всех свидетелей судья спрашивала, что они могут сказать о месте, где произошла трагедия, какой высоты диван, с которого, по утверждению обвиняемой, упала ее малолетняя дочь, и таким образом были нанесены ей травмы.
Раскладной диван-тахта от пола высотой менее полуметра, на полу при этом расстелены ковер и одеяло. Фельдшер скорой помощи и ее коллег, приезжавшие на вызов в Остапово, вспоминая характер травм при первом осмотре, утверждают, что повреждения не могли быть следствием падения.
Слова в защиту обвиняемой сказала присутствовавшая на суде ее старшая сестра. «При мне Ирина выпивала в пределах нормы. Она не злой человек, а скорее добрый, и я не могу поверить, что она могла избить или убить своего ребенка».
Ирина Д. несколько раз повторила, что она не причастна к избиению дочери. Отрицает, что ее действия в отношении сына могут расцениваться, как умышленные.
Заседание суда продолжится утром 25 апреля в присутствии новых свидетелей.

Лана Романчикова, "Эхо недели". Фото телекомпании СТВ.